Rambler's Top100

…ОТВАЖНО СВОЙ КРАЙ КАЗАКИ ЗАЩИЩАЛИ
В СТЕПЯХ, В ПРИКУБАНСКОМ ЛЕСУ.
СТАНИЦУ ПРИВОЛЬНУЮ ЗДЕСЬ ОСНОВАЛИ
НА ДИКОМ НЕВИННОМ МЫСУ…


Из казачьей песни

Наш новый адрес: www.nevchronograph.ru

Советский герб Невинномысска

НАЧАЛО    ПИСЬМО АВТОРУ

Современный герб Невинномысска

Невинномысскiй хронографъ. Электронный альманах, посвященный истории города Невинномысска

Невинномысскiй хронографъ. Электронный альманах об истории города Невинномысска

Невинномысскiй хронографъ. Электронный альманах, посвященный истории города Невинномысска

Карта сайта Календарь дат Галерея Книжная полка Гостевая книга О проекте

Невинномысскiй хронографъ. Электронный альманах, посвященный истории города Невинномысска

Виды Кубани. Невинномысск и его окрестности
.:: О ПРОЕКТЕ
Цель, на­зна­че­ние, кон­цеп­ция про­ек­та «Не­вин­но­мыс­скiй хро­но­графъ».
.:: О НЕВИННОМЫССКЕ
Крат­кие све­де­ния о го­ро­де Не­вин­но­мыс­ске и ис­то­рии его раз­ви­тия.
.:: ИСТОРИЯ
Ма­те­ри­а­лы по ис­то­рии го­ро­да и края, опуб­ли­ко­ван­ные ра­нее и ни­ког­да не пу­бли­ко­вав­ши­еся.
.:: ПУБЛИКАЦИИ
Ма­те­ри­алы по ис­то­рии го­ро­да, опуб­ли­ко­ван­ные в пе­ри­о­ди­чес­ких из­да­ни­ях.
.:: ГЕРБ
Све­де­ния об офи­ци­аль­ной сим­во­ли­ке го­ро­да, его гер­бе.
.:: НЕВИННОМЫССКИЙ ИСТОРИКО-КРАЕВЕД- ЧЕСКИЙ МУЗЕЙ
Све­де­ния о де­я­тель­нос­ти и ис­то­рии раз­ви­тия го­род­ско­го му­зея.
.:: ЦЕНТР ДЕТСКО-ЮНО- ШЕСКОГО ТУРИЗМА И ЭКСКУРСИЙ
Ра­бо­та и де­я­тель­ность цен­тра, а так­же во­про­сы тра­ди­ци­он­ной вик­то­ри­ны.
.:: КАЛЕНДАРЬ ДАТ
Пе­ре­чень зна­ме­на­тель­ных дат в ис­то­рии го­ро­да.
.:: ГАЛЕРЕЯ
Те­ма­ти­чес­кие фо­то­выс­тав­ки об ис­то­рии и се­год­няш­нем дне го­ро­да.
.:: КНИЖНАЯ ПОЛКА
Элек­трон­ные вер­сии книг по ис­то­рии го­ро­да и края, про­из­ве­де­ния мест­ных ав­то­ров, обои на ра­бо­чий стол с ви­да­ми Не­вин­но­мыс­ска.
.:: КАРТА САЙТА
Раз­вер­ну­тый спи­сок ссы­лок на стра­ни­цах всех раз­де­лов.
.:: ССЫЛКИ
Пе­ре­чень ссы­лок на сай­ты, име­ю­щие от­но­ше­ние к Не­вин­но­мыс­ску, а так­же дру­жес­твен­ные про­ек­ты.
.:: ГОСТЕВАЯ КНИГА
Здесь мож­но по­де­лить­ся сво­им впе­чат­ле­ни­ем о про­ек­те.
Публикации ›› Казачки Вниз страницыВерсия для печатиГлавная страницаКарта сайтаПисьмо автору

Казачки

Николай ОБОЗНЫЙ

Начиная с последней трети XVIII века, на Азово-Моздокской оборонительной линии, разделявшей турецкие и российские владения, жизнь в станицах без малого целое столетие протекала тревожно и напряженно — в бесчисленных боевых схватках; в обременительной и жестко дисциплинированной военной службе казака; в тяжелом крестьянском труде, необходимом для самообеспечения семьи. Все это наложило глубокий отпечаток на психологию, жизненный уклад, нравы и полувоенный семейный быт станичников.

Главные заботы о семье несла на себе казачка — вечная и неутомимая труженица. Практически все хозяйство было на ее плечах и ее незаменимых помощников — детей. А в лихую минуту казачка проявляла не меньше отваги, чем ее отец, муж, сын. Словом, в то беспокойное время женщины на линии чувствовали себя постоянно «под ружьем» и являлись защитниками края не в меньшей степени, чем мужчины.

«Даша с Невинки»

В один из жарких дней косовицы урядник Невинномысской сотни Иван Лупоносов прилег отдохнуть после обеда в тени телеги, задремал. Здесь же, на бурке, прикорнула и его жена Дарья.

Сквозь сон Даша услышала легкий топот коня. Приподнявшись, увидела скачущего к ним всадника. Азият! Не раздумывая, схватила лежавшее около мужа ружье, выстрелила. Пуля попала в голову лошади, которая со всех копыт грохнулась оземь саженях в десяти от стрелявшей. В ту же секунду Даша подскочила к пытавшемуся выбраться из-под лошади всаднику и несколько раз ударила по бритой голове ещё дымящимся стволом. Подбежавший муж выхватил из ее рук ружье, мгновенно перезарядил и, присев на колено, выстрелил во всадника, скачущего на них с другой стороны, сразив того наповал. Тут же супруги вытащили из-под лошади обеспамятевшего «сбитого», сняли притороченный к его седлу аркан и крепко связали пленника.

На помощь Лупоносовым прибежало человек шесть казаков, работавших на этом поле. В это время из камышовых зарослей у реки Барсучки выскочило еще четверо всадников-горцев. Казаки дали по ним залп. Те с такой же поспешностью скрылись, как и появились. Посоветовавшись, казаки решили, что горцы, рыскающие здесь, могу ночью сжечь недокошенный хлеб, и теперь его надо охранять. Перед заходом солнца урядник с шестью казаками остался на охране хлеба, устроив для этого несколько засад.

Вооруженная ружьем убитого абрека сторожить хлеб добровольно осталась и Даша.

Описанное здесь событие произошло в 30-е годы прошлого столетия и вовсе не является исключительным, а скорее обычным. От тех времен до нас дошли записки путешественника, совершавшего вояж по Черкасскому тракту (Владикавказ-Ставрополь-Черкасск). Казачка одной из станиц, раненная в схватке с горцами на тракте, рассказывала: «Мы, бабы нанимаемся для перевозки всякой рухляди. В тот раз я везла патроны. Другие — муку. Оказия (обоз с охраной — ред.) была сильная. И вдруг со всех сторон налетели черкесы, ведь они бы и не так страшны были. да уж визжат больно. Господи! Какой визг подняли! Шашки наголо и летят. Мы скареились (стали в каре) да и давай их из-за арб душить. Отобьемся, смотрим — а они опять летят! Дадут залп из ружей — и в шашки, а в карею прорваться не могу. За арбами и фурами нашим ловко было отсиживаться. Слышим — конвойные кричат: патроны кончились. Мы, бабье дело, да не будь плохи, разбили тюки да и давай патроны разносить. И вот, как я подавала уж скушенный патрон солдату, вот пуля и отбила мне палец. Вот видите?» Такими были казачки тех лет. Такими станут их дочери. Но такими же были и их матери, их бабушки.

«Бабий» праздник Моздокского полка

В 1774 году казачки вместе с мужьями героически защищали свою станицу Наурскую, осажденную восьмитысячным отрядом горцев. Они не боялись ни свиста пуль, ни дикого рева и гика атакующих. Спокойно, рядом с закаленными в боях воинами отражали яростные атаки, стреляли прицельным и залповым огнем, кололи врага пиками, перетаскивали под огнем атакующих тяжелые пушки.

Одна из защитниц срубила голову противнику, когда тот уже на валу пытался преодолеть рогатку, и завладела его ружьем.

Потеряв около тысячи человек, горцы отступили. В числе убитых оказался знатный и известный в этих краях князь Каргока Татарханов, бывший капитан русской армии, изменивший присяге и командовавший осаждавшими станицу горцами. Молва гласит, что застрелен он был казачкой, знавшей его.

Все казачки, защищавшие станицу, были награждены медалями, а в наурской церкви был устроен специальный придел, где ежегодно 11 июня отмечался «бабий» праздник. Наурцы служили в Моздокском полку, и этот праздник стал общеполковым.

В истории разрастающихся вдоль линии станиц таких примеров женской самоотверженности и стойкости в бою предостаточно. В 1779 году казачки, прибывшие лишь несколько дней назад с Волги на поселение к своим мужьям в станицу Марьевскую, шесть суток вместе с казаками и солдатами отбивались от яростно атакующего врага. В 1785 году более двух тысяч горцев прорвались на линию и вышли к станице Донской. Расстреливаемые ружейным и картечным огнем, горцы трижды пытались преодолеть оборонительный вал, но были отброшены и разгромлены. Атаман станицы докладывал: «А на вал явилось много молодых баб и девок в казацкой одёже, с ружьями, а иные с пиками». Вообще казачки на линии считали, что «воевать в бабьей одёже грех и несподручно». Поэтому-то они перед боем старались, по возможности, переодеться в мужскую одежду и надевали широкие шаровары с учкуром, бешмет, а волосы укладывали под папаху.

Сполох в Барсуковской

В начале тридцатых годов прошлого века на реке Уруп в районе Тегиней собрался десятитысячный отряд горцев для глубокого рейда в тыл Азово-Моздокской линии. Его авангард более тысячи человек под командованием турецкого сераскира скрытно подошел к левому берегу Кубани и сосредоточился в лесу напротив Барсуковской. Предполагалось поутру переправиться, захватить станицу и отсюда внезапным ударом по Невинномысской овладеть удобными переправами для основных сил. Сераскир еще не знал, что в это время генерал Фролов готовил в Невинномысской сильный отряд как раз для разгрома урупской группировки, не сомневался он и в слабости Барсуковской, но был обманут.

На рассвете казаки обнаружили неприятеля. Правильно рассудив, что помощь из Невинки может запоздать, решили сами показать свою «несметную силу». Заскакали верховые по дороге, видимой с того берега, подняли клубы пыли. В этой пылевой завесе изредка удавалось разглядеть то казака, то драгуна, то егеря, то артиллерийскую упряжку с подпрыгивающей пушкой. Сераскир колебался. Он недоумевал: откуда в станице регулярные части — драгуны и егеря, откуда артиллерия? И разослал лазутчиков.

В станице тем временем шла спешная работа. С первыми ударами колокола все, кто мог держать оружие, кинулись на вал. Оставшиеся — казачки, дети, старики — выкатывали со дворов телеги, снимая колеса, сцепляли их с другими; укладывали вверх зубьями бороны, притрушивая их соломой; выламывали звенья плетней, катили бочки, тащили громоздкую утварь, перегораживали станичные улицы и проулки. Работали без паники, причитаний и тем более душераздирающих воплей: за «голос» даже казачку в летах могли выпороть.

На валу вместе с казачатами 13–17 лет собрались почти все девушки и молодые казачки в «сподручной одежде» — шароварах и папахах. Каждой приказные и урядники указали свое место, которое можно было покинуть только по их повелению. Все понимали, что дело идет о жизни и смерти.

К полудню напряженность возросла до предела.

Как проклял бы сераскир свою осторожность, если бы ему довелось узнать, что ни одного солдата регулярной армии в станице не было (выручили мундиры старых служивых, осевших в Барсуковской), что вся-то артиллерия состояла из двух пушчонок, а весь гарнизон не насчитывал и 190 человек, причем более трети папах, поднимавшихся над плетнем, идущим по всему станичному валу, прятало под собою женские косы.

И вот, когда решительность взяла вверх над осторожностью, стало поздно: лазутчик принес достоверные сведения об отряде Фролова. Не надеясь на быстрый захват Барсуковской и опасаясь флангового удара из Невинномысской, сераскир повел своих всадников обратно — на Уруп. Свободный от маневра для помощи Барсуковской генерал Фролов настиг его на следующий день и полностью разгромил. Узнав об этом, собравшиеся на Тегинях горцы разбрелись. Набег не удался.

Дитя-невеста-мать

Эта стойкость, эта способность быть и подругой, и боевым товарищем заложены в самом укладе жизни казачки. С 6–7 лет она в постоянном труде. Начиная заботливой нянькой своих младших братьев и сестер, она к 12–13 годам становилась уже умелой хозяюшкой.

Лето у нее проходило в тяжелой полевой работе. С «филипповок» в ноябре до «теплого Алексея» в марте все казачки от мала до велика пряли, ткали, вязали, шили, вышивали и т. п.

Казачка-невеста быстро и ловко седлала коня своего суженого, да и сама могла неплохо стрелять на скаку, а то и владеть шашкой.

Немудрено, что суровый казачий быт приучал женщину не падать духом под самыми жестокими ударами судьбы. А когда война уносила ее мужа, она растила детей, делая все, чтобы «поднять» их и не хуже других вывести в люди. Копила полушки и копейки, чтобы снарядить на службу сына-казака.

Эта закалка передавалась от поколения к поколению, а в иных казачках особенно ярко проявлялась в годину мировых потрясений. Осенью 1914 года казачка станицы Роговской Елена Чоба, проводив на фронт мужа, приобрела за свой счет полный комплект казачьего снаряжения и тоже отправилась в действующую армию. Еe отечески напутствовал наказной атаман войска Кубанского М. П. Бабич.

За полгода на германском фронте отважная казачка была награждена двумя георгиевскими крестами и тремя медалями. Тяжело раненная в мае 1915 года, она, выздоровев, вновь отправилась на фронт. В 1918 году Елена, как и тысячи других кубанцев, погибла в страшной братоубийственной войне.

Вообще в русской действующей армии воевало немало женщин. Не случайно в 1915 году был учрежден особый орден «Знак отличия равноапостольской княжны Ольги», которым награждались только женщины. В 1916 году в России началось формирование женских батальонов исключительно из добровольцев, а в некоторых пехотных полках появились женские пулеметные команды.

Великая Отечественная война — время массового героизма женщин. И здесь бывшая казачья станица — город Невинномысск — явил особый пример. Весной 1942 года на Северном Кавказе, вероятно, не было такой массовой записи в добровольцы, как у наших землячек. В апреле того года 114 девушек, составив одну команду, выехали на фронт и вошли в состав 383-го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона. Позднее еще несколько десятков наших землячек были направлены военкоматом в различные части Красной Армии. Но о них обо всех — разговор особый, и он впереди, как впереди и общенародный праздник День Победы, который в военное лихолетье наши женщины приближали, как могли.

Газета «Невинномысский рабочий», 6 и 27 марта 1999 года

Вверх страницы

Rambler's Top100

Хостинг предоставлен Host-KMV.ru

Автор проекта: © 2007-2013 Кузьминов Сергей
Все права защищены законом РФ «Об авторском праве и смежных правах».
Использование материалов без ссылки на «Невинномысскiй хронографъ» запрещено.

Написать письмо автору