Rambler's Top100

…ОТВАЖНО СВОЙ КРАЙ КАЗАКИ ЗАЩИЩАЛИ
В СТЕПЯХ, В ПРИКУБАНСКОМ ЛЕСУ.
СТАНИЦУ ПРИВОЛЬНУЮ ЗДЕСЬ ОСНОВАЛИ
НА ДИКОМ НЕВИННОМ МЫСУ…


Из казачьей песни

ЗВЕЗДА ГЕРОЯ

ЗВЕЗДА ГЕРОЯ

Т. Н. ПОДГОРНЫЙ

...В июне 1943 г. полк прибыл на фронт. Войну Тимофей Подгорный начал на Курской дуге. Здесь состоялось его «боевое крещение»...

И. М. ЛЕОНОВ

За время боевой деятельности И. М. Леонов произвел 106 успешных боевых вылетов и нанес значительный ущерб противнику...

Советский герб Невинномысска

НАЧАЛО    ПИСЬМО АВТОРУ

Современный герб Невинномысска

Невинномысскiй хронографъ. Электронный альманах, посвященный истории города Невинномысска

Невинномысскiй хронографъ. Электронный альманах об истории города Невинномысска

Невинномысскiй хронографъ. Электронный альманах, посвященный истории города Невинномысска

Карта сайта Календарь дат Галерея Книжная полка Гостевая книга О проекте

Невинномысскiй хронографъ. Электронный альманах, посвященный истории города Невинномысска

Виды Кубани. Невинномысск и его окрестности
.:: О ПРОЕКТЕ
Цель, на­зна­че­ние, кон­цеп­ция про­ек­та «Не­вин­но­мыс­скiй хро­но­графъ».
.:: О НЕВИННОМЫССКЕ
Крат­кие све­де­ния о го­ро­де Не­вин­но­мыс­ске и ис­то­рии его раз­ви­тия.
.:: ИСТОРИЯ
Ма­те­ри­а­лы по ис­то­рии го­ро­да и края, опуб­ли­ко­ван­ные ра­нее и ни­ког­да не пу­бли­ко­вав­ши­еся.
.:: ПУБЛИКАЦИИ
Ма­те­ри­алы по ис­то­рии го­ро­да, опуб­ли­ко­ван­ные в пе­ри­о­ди­чес­ких из­да­ни­ях.
.:: ГЕРБ
Све­де­ния об офи­ци­аль­ной сим­во­ли­ке го­ро­да, его гер­бе.
.:: НЕВИННОМЫССКИЙ ИСТОРИКО-КРАЕВЕД- ЧЕСКИЙ МУЗЕЙ
Све­де­ния о де­я­тель­нос­ти и ис­то­рии раз­ви­тия го­род­ско­го му­зея.
.:: ЦЕНТР ДЕТСКО-ЮНО- ШЕСКОГО ТУРИЗМА И ЭКСКУРСИЙ
Ра­бо­та и де­я­тель­ность цен­тра, а так­же во­про­сы тра­ди­ци­он­ной вик­то­ри­ны.
.:: КАЛЕНДАРЬ ДАТ
Пе­ре­чень зна­ме­на­тель­ных дат в ис­то­рии го­ро­да.
.:: ГАЛЕРЕЯ
Те­ма­ти­чес­кие фо­то­выс­тав­ки об ис­то­рии и се­год­няш­нем дне го­ро­да.
.:: КНИЖНАЯ ПОЛКА
Элек­трон­ные вер­сии книг по ис­то­рии го­ро­да и края, про­из­ве­де­ния мест­ных ав­то­ров, обои на ра­бо­чий стол с ви­да­ми Не­вин­но­мыс­ска.
.:: КАРТА САЙТА
Раз­вер­ну­тый спи­сок ссы­лок на стра­ни­цах всех раз­де­лов.
.:: ССЫЛКИ
Пе­ре­чень ссы­лок на сай­ты, име­ю­щие от­но­ше­ние к Не­вин­но­мыс­ску, а так­же дру­жес­твен­ные про­ек­ты.
.:: ГОСТЕВАЯ КНИГА
Здесь мож­но по­де­лить­ся сво­им впе­чат­ле­ни­ем о про­ек­те.
Публикации ›› Украденная «Слава» Вниз страницыВерсия для печатиГлавная страницаКарта сайтаПисьмо автору

Украденная «Слава»

Ю. ЛЯПУНОВ

Пословица гласит: жизнь прожить — не поле перейти. И это действительно так. Жизнь настолько сложна и многообразна, что порой в ней и не разобраться. Слабые теряются, совершают глупые, непростительные ошибки, М только мужественные, цельные натуры проходят через все испытания достойно, с честью несут звание человека. Вот таким человеком с большой буквы и является Анатолий Ефимович ГОЛИКОВ.

Босоногое детство

Это Великая Отечественная война сделала Анатолия Ефимовича известным не только в родных местах, но и в стране, кавалером трех орденов Славы. А до нее он был обыкновенным сельским пареньком из села Пески, расположенном близ небольшого городка Ромны в Украине. Само его название говорит за себя: земли были песчаные, бедные. Зато сосновый бор отличался великолепием. В нем сельские ребятишки и пропадали все свободное время. Собирали ягоды и грибы, играли в красных и белых, запасали на зиму дрова, шишки.

Впрочем, играть им было и некогда, ведь с малых лет помогали по дому, пололи огороды, ухаживали за домашней живностью. Сначала просто помогали, а с подросткового возраста уже и работали наравне со взрослыми.

Вот и Толя в летние месяцы, свободные от учебы в школе, убирал урожай на лобогрейке, пахал, чтобы заработать на одежду и обувь, ведь семья-то жила небогато, каждый рубль был на счету. Мать целыми днями пропадала на колхозной ферме, а Толя управлялся еще и по дому. А отец был далеко в городе, где учился на юриста. Осенью, зимой и весной ребята топали в опорках за семь верст в любую погоду в город Ромны, в среднюю школу, ведь в Песках была только начальная. Очень хотелось получить образование и стать либо учителем, либо сельским инженером.

Беззаботное детство оборвалось внезапно: началась война, принесшая столько бед народу. В первые ее месяцы творилось что-то невообразимое. Вместо того, чтобы твердо стоять на рубежах страны, войска в панике отступали на восток. Слухи ходили один невероятней другого: пал Киев, немцы подходят к Сумам. Срочно вывозили технику, заводы и фабрики, эвакуировали семьи военных, партийных и советских работников, детские дома. Одновременно шел призыв в Красную Армию.

«Идет война народная, священная война»

Все мужское население в Песках буквально в первую же неделю было призвано в армию. Главными работниками на селе остались старики и дети. Урожай выдался хороший, его надо было убрать до последнего колоска. Работали в поле от зари и до зари, отправляли зерно на элеватор. Но уже вскоре стало ясно, что убрать не успеют, так как немцы упорно продвигались впереди И тогда поступила команда разобрать зерно по домам.

— Когда стало ясно, что Красная Армия не сдержит фашистов, я твердо решил идти на фронт и с оружием в руках защищать страну, — вспоминает ветеран. — Мать ударилась в слезы, как, мы, мол, будем жить одни, ведь отец на фронте, но я стоял на своем. Пошел в Ромны в военкомат. А там, узнав, что мне всего шестнадцатый год, отказали. Но посоветовали, коли паспортов все равно на селе не было, пойти в сельский Совет и взять справку, что мне уже семнадцать лет. Я так и сделал. И тогда меня призвали в армию, дав день на сборы.

Анатолий вернулся в Пески, попрощался с матерью, сестрой, дедушкой и бабушкой и с котомкой за спиной зашагал в Ромны. Оттуда новобранцев в срочном порядке направили в Конотоп, где им и предстояло стать бойцами Красной Армии.

С позиций нынешних лет можно было бы задать вопрос: «А зачем прибавлять два года и идти на фронт? Не лучше ли было отсидеться в глухом селе рядом с родными?». Об этом я спросил самого Анатолия Ефимовича.

— Нет, поступить иначе я не мог, я был патриотом своей страны, не мог представить ее в руках врага, а себя рабом Гитлера. Мне хотелось как можно скорее попасть на фронт и гнать фашистов из родных мест, — ответил он.

Но до изгнания врага было еще так далеко. Сначала пришлось испытать горечь отступления. Сейчас Анатолий Ефимович и не помнит тех частей, в которых ему пришлось воевать летом и осенью 1941 года. Их постоянно окружали, разбивали. Одни с честью гибли на поле боя, другие трусили и сдавались фашистам, а третьи, отступая, упорно сражались, старались защитить каждую пядь родной земли.

Кстати, судьба трусов или предателей печальная: они сгинули либо в концлагерях, либо погибли от рук и пуль гитлеровцев или партизан.

Не минула такая позорная судьба и некоторых одногодков Анатолия Ефимовича. Когда он после войны приехал в родное село и стал спрашивать о них, то выяснилось, что некоторые вынужденно или добровольно оказались в полицаях и были затем убиты партизанами. Вот так одни становятся предателями, другие героями.

Пятились наши войска до самой осени 1941 года, доотступали аж до самой Москвы. Вместе со своей частью оказался под столицей и Анатолий Ефимович. После переформирования всех бросили на ее защиту, начались кровопролитные бои. Сейчас ветеран не может точно вспомнить их, все они представляются ему одной жуткой битвой. Наступали, отступали и снова наступали, гибли. Тяжело раненных отправляли в подмосковные и другие госпитали. В один из них после тяжелого ранения попал и Анатолий Ефимович.

Лечили несколько месяцев, а потом дали отпуск. Ехать было некуда, ведь Украина была захвачена, родных или знакомых в Москве нет. Вот Анатолий Ефимович и решил, что лучше всего снова идти на фронт. Но военный комендант стоял на своем: «Вам нужен отдых». И посоветовал устроиться куда-нибудь на работу в Москве. Так он оказался на втором часовом заводе, который станет для него родным в послевоенные годы.

После нескольких месяцев Голиков снова на фронте. И снова в самом пекле. Освобождал Подмосковье, Белоруссию, дошел до самого Берлина. Был пехотинцем, разведчиком, затем и десантником.

Когда листаешь орденскую книжку ветерана, то невольно обращаешь внимание на то, что все его награды, все ордена Славы приходятся на заключительный этап войны. А разве он хуже воевал в 1941–1943 годах? Почему же нет наград?

— Во время отступления нас, хотя и дрались стойко, практически не награждали, отступление считалось позором, — говорит А. Голиков. — А уж потом меня наградили двумя орденами Красной Звезды и орденом Красного Знамени, медалями. Но все сгинуло на фронте.

При забрасывании в тыл к немцам у нас отбирали все документы и награды, для сохранности. Вот так раз и забрали все. Но мы-то вышли из боя живыми, а вот штаб нашего полка вместе с документами попал в окружение. Целым осталось лишь знамя полка, все остальное сгинуло. Как я ни пытался после войны найти и вернуть свои ордена, так ничего и не вышло. Дело в том, что такими орденами награждали непосредственно на фронте, а не Верховный Совет СССР. Нам выдавали не орденские книжки, а простые справки. Нередко награждали сразу же после боя, приезжал командир полка или дивизии и вручал награды. А теперь ничего не докажешь.

Так бы и остался ветеран без высоких наград, если бы не ордена Славы, они-то проходили Через Верховный Совет СССР, а первая степень ордена вручалась в Москве. Ее Анатолий Ефимович получил из рук самого всесоюзного старосты — председателя Президиума Верховного Совета СССР М. И. Калинина, было это уже в 1946 году, когда ветеран лежал в Харьковском госпитале. А туда он попал из самого Берлина, где был тяжело ранен. Врачи хотели было ампутировать ногу, но он не дал. В госпитале его нашли и повезли с сопровождением в Москву. Вручили орден в Большом театре.

«Какаие вы коммунисты…»

С молодых лет Анатолий Ефимович считает выше всего правду и честь, не выносит лжи и обмана. Таким его воспитала семья. Он никогда не отступает от своего кредо. Это дается ему нелегко, правда, спасают ордена Славы.

После войны Анатолий Ефимович вернулся, естественно, героем. Его везде принимали с почетом, предлагали престижные должности. Но в колхозе царила разруха, жили бедно. А потому он выбрал город, стал работать освобожденным секретарем комсомольской организации военно-строительной организации, восстанавливающей город Сумы. Работа эта беспокойная, всегда на людях. Молодой комсорг старался не только на словах, но на деле защищать молодежь, отстаивать ее права, что не всегда нравилось начальству, партийным секретарям. Не раз дело доходило до скандала.

Чашу терпения переполнило дело о выселении безногого инвалида Великой Отечественной войны из квартиры в подвал. Квартиру он получил на законных основаниях. Но власти не учли одного: что до войны она принадлежала уехавшему с банком в эвакуацию директору банка. Пустующую квартиру дали инвалиду, но после возвращения прежнего хозяина его решили выселить в подвал. Дело получило широкую огласку. Анатолий Ефимович встал на защиту инвалида, обратился за помощью в обком партии, а затем и в ЦК КП Украины. Жалобу спустили на тормозах.

В горкоме партии Голикова обвинили в кляузничестве. Разговор велся на высоких тонах. Когда секретарь произнес фразу «Мы, коммунисты», Анатолий Ефимович не выдержал и сказал: «Какие вы коммунисты, если выселяете инвалида в подвал?». Ему пригрозили наказанием. Тогда он бросил партийный билет на стол и вышел из горкома.

Как потом выяснилось, Голикова не исключили из партии, а лишь попугали, но он никогда больше не делал попыток вернуть партийный билет, так и остался беспартийным. В дальнейшем это стоило ему высоких трудовых наград, так как никогда не скрывал, что ранее был коммунистом. Поэтому у Анатолия Ефимовича и нет высоких трудовых наград, хотя работал прямо-таки самоотверженно. И в Москве, на часовом заводе, куда он приехал после скандала с выселением инвалида, и у нас, в Невинномысске. А приехал Анатолий Ефимович в город для организации гарантийных часовых мастерских для ремонта часов «Победа», «Слава», выпускавшихся часовым заводом. Мастерские создал да так и остался в Невинномысске. Все до последнего времени знали его как самого опытного и честного мастера, не бравшего с клиентов лишней копейки. А нередко работал и бесплатно, брал деньги лишь за детали.

Печали и радости

— Раньше Анатолия Ефимовича можно было увидеть и поговорить в часовой мастерской, но в последнее время он болеет. А потому наша встреча состоялась у него дома. Здесь я познакомился со всей его семьей: женой Марией Никаноровной, дочерьми Ириной и Еленой, внучкой Аней и внуком Стасом. Все они радуют ветерана, помогают ему преодолевать болезнь. Анатолию Ефимовичу бесплатно сделали сложную операцию в Москве, в военном госпитале — извлекли из сердца осколок, который он носил более сорока лет. Ветеран доволен такой заботой, а также вниманием городской администрации, не забывающей о нем.

Но гнетут и печали. Никак ветеран не может успокоиться после кражи ордена Славы первой степени, хотя это произошло несколько лет назад. Оказывается, когда он был на работе, в квартиру под видом сотрудника городского военкомата пришел импозантный молодой мужчина, заговорил, отвлек хозяйку и стащил незаметно орден. Уходя, пообещал зайти еще. Анатолий Ефимович, войдя в квартиру, сразу же обнаружил пропажу. Вору устроили засаду, но он, естественно, не пришел. Пришлось обращаться в Москву, чтобы прислали копию ордена. Сейчас он резко выделяется среди двух других новизной, что каждый раз печалит ветерана: крови своей не жалел ради Родины, а тут какой-то негодяй решил поживиться. Его, кстати, потом поймали, но ордена у него уже не было: продал кому-то. Орден Славы, конечно, украсть можно, но честную славу не украсть никому.

Анатолий Ефимович болеет за страну, за распад СССР. Его родные Пески сейчас за кордоном, разве за это он воевал? Вот дочь оказалась без работы… Опять волнуется. Так и живет, то радуясь, то печалясь.

Долгой Вам жизни, Анатолий Ефимович, и всех благ!

Газета «Невинномысский рабочий», 17 августа 2005 г.

Вверх страницы

Rambler's Top100

Хостинг предоставлен Host-KMV.ru

Автор проекта: © 2007-2013 Кузьминов Сергей
Все права защищены законом РФ «Об авторском праве и смежных правах».
Использование материалов без ссылки на «Невинномысскiй хронографъ» запрещено.

Написать письмо автору