Rambler's Top100

…ОТВАЖНО СВОЙ КРАЙ КАЗАКИ ЗАЩИЩАЛИ
В СТЕПЯХ, В ПРИКУБАНСКОМ ЛЕСУ.
СТАНИЦУ ПРИВОЛЬНУЮ ЗДЕСЬ ОСНОВАЛИ
НА ДИКОМ НЕВИННОМ МЫСУ…


Из казачьей песни

ЗВЕЗДА ГЕРОЯ

ЗВЕЗДА ГЕРОЯ

И. М. ЛЕОНОВ

За время боевой деятельности И. М. Леонов произвел 106 успешных боевых вылетов и нанес значительный ущерб противнику...

А. Е. ГОЛИКОВ

В одном из боев в Литве в начале октября 1944 г. А. Е. Голиков, обороняя выгодную высоту, со своим отделением отбил атаки противника и удержал высоту...

Советский герб Невинномысска

НАЧАЛО    ПИСЬМО АВТОРУ

Современный герб Невинномысска

Невинномысскiй хронографъ. Электронный альманах, посвященный истории города Невинномысска

Невинномысскiй хронографъ. Электронный альманах об истории города Невинномысска

Невинномысскiй хронографъ. Электронный альманах, посвященный истории города Невинномысска

Карта сайта Календарь дат Галерея Книжная полка Гостевая книга О проекте

Невинномысскiй хронографъ. Электронный альманах, посвященный истории города Невинномысска

Виды Кубани. Невинномысск и его окрестности
.:: О ПРОЕКТЕ
Цель, на­зна­че­ние, кон­цеп­ция про­ек­та «Не­вин­но­мыс­скiй хро­но­графъ».
.:: О НЕВИННОМЫССКЕ
Крат­кие све­де­ния о го­ро­де Не­вин­но­мыс­ске и ис­то­рии его раз­ви­тия.
.:: ИСТОРИЯ
Ма­те­ри­а­лы по ис­то­рии го­ро­да и края, опуб­ли­ко­ван­ные ра­нее и ни­ког­да не пу­бли­ко­вав­ши­еся.
.:: ПУБЛИКАЦИИ
Ма­те­ри­алы по ис­то­рии го­ро­да, опуб­ли­ко­ван­ные в пе­ри­о­ди­чес­ких из­да­ни­ях.
.:: ГЕРБ
Све­де­ния об офи­ци­аль­ной сим­во­ли­ке го­ро­да, его гер­бе.
.:: НЕВИННОМЫССКИЙ ИСТОРИКО-КРАЕВЕД- ЧЕСКИЙ МУЗЕЙ
Све­де­ния о де­я­тель­нос­ти и ис­то­рии раз­ви­тия го­род­ско­го му­зея.
.:: ЦЕНТР ДЕТСКО-ЮНО- ШЕСКОГО ТУРИЗМА И ЭКСКУРСИЙ
Ра­бо­та и де­я­тель­ность цен­тра, а так­же во­про­сы тра­ди­ци­он­ной вик­то­ри­ны.
.:: КАЛЕНДАРЬ ДАТ
Пе­ре­чень зна­ме­на­тель­ных дат в ис­то­рии го­ро­да.
.:: ГАЛЕРЕЯ
Те­ма­ти­чес­кие фо­то­выс­тав­ки об ис­то­рии и се­год­няш­нем дне го­ро­да.
.:: КНИЖНАЯ ПОЛКА
Элек­трон­ные вер­сии книг по ис­то­рии го­ро­да и края, про­из­ве­де­ния мест­ных ав­то­ров, обои на ра­бо­чий стол с ви­да­ми Не­вин­но­мыс­ска.
.:: КАРТА САЙТА
Раз­вер­ну­тый спи­сок ссы­лок на стра­ни­цах всех раз­де­лов.
.:: ССЫЛКИ
Пе­ре­чень ссы­лок на сай­ты, име­ю­щие от­но­ше­ние к Не­вин­но­мыс­ску, а так­же дру­жес­твен­ные про­ек­ты.
.:: ГОСТЕВАЯ КНИГА
Здесь мож­но по­де­лить­ся сво­им впе­чат­ле­ни­ем о про­ек­те.
Публикации ›› Сея разумное, доброе, вечное... Вниз страницыВерсия для печатиГлавная страницаКарта сайтаПисьмо автору

Сея разумное, доброе, вечное...

Николай ОБОЗНЫЙ
Публикацию подготовил В. СТАДНИЧЕНКО

Николай Маркович Обозный — фронтовик, связист, орденоносец, послевоенный выпускник школы рабочей молодежи №1 нашего города, затем — выпускник Ростовского госуниверситета, учитель истории в невинномысских школах №№ 5 и 9, преподаватель Московского авиационного института, пенсионер и бескорыстный летописец нашего города. Рукопись у него — от времен хоперских казаков на Кубани до дней нынешних. Публикуемый материал (сокращенный до газетного варианта)- из той же рукописи.

«Из грамотея казака не будет»

В первые десятилетия пребывания казаков на Азово-Моздокской линии военные власти Кавказского корпуса и губернское управление мало что предпринимали для обучения их хотя бы первоначальной грамоте. В полковых пунктах готовили 12–15 писарей, но вызвано это было необходимостью чисто практической.

В 1845 году наместник Кавказа граф Воронцов ввёл новое «Положение о Кавказском линейном войске», в котором впервые на официальном уровне было заявлено о желательности обучения казаков грамоте. Начальство в прикубанских станицах, в том числе и в Невинномысской, стало «между дел своих» интересоваться и этим вопросом, рекомендуя «деликатно» и со ссылкой на «Положение» учить до призыва на службу молодых казаков читать и писать, обещая при этом быстрое продвижение по службе. Однако конкретных указаний на сей счет так и не последовало.

Переложенная на станичное правление забота о просвещении ни к чему не обязывала, а значит, и не было нужды заботиться об этом. Более того, один из невинномысских станичных атаманов, практически противодействуя обучению, заявлял прямо: «Мне нужны казаки, а не грамотеи». Словно в поддержку ему бытовало и такое скептическое утверждение: «Из грамотея казака не будет».

И всё-таки подавляющее большинство казаков, как отцы их и деды, с уважением относилось к образованным «письменным» людям. Иные из них интуитивно, исходя из практики своего бытия, понимали жизненную необходимость грамотности и сами, как могли обучали своих детей читать и писать. Другие нанимали грамотных отставных солдат, служителей церкви-дьячков, псаломщиков и даже странствующих монашек.

Одно время на ниве просвещения в станице подвизалась странствующая матушка Гликерия. Станичники звали её Лушка-монашка. За свои услуги матушка Гликерия недорого брала — жить со столом в доме обучаемого («пожитие»), просила иногда «кое-что из обувки да одежки, да пятачок на праздники для церкви — на свечку и просфору».

Дороже брали дьячки и псаломщики, иной раз «безбожно» дорого, натурой — скосить и обмолотить одну-полторы десятины хлеба с одного, двух, а то и больше урожаев, по договору.

В 1848 году при наказном атамане линейного войска Николаеве в Невинномысской была сделана попытка открыть училище — школу первоначальной грамотности. Но в том же году атаман Николаев умер, а с ним умерло и дело просвещения в станице.

«Учение — свет, а неученых тьма»

Первый официальный документ, относящийся к развитию массового образования на Кубани, появился в 1865 году. В своём циркуляре наказной атаман Кубанского казачьего войска Сумароков-Эльстон приглашал «начальствующих лиц и население позаботиться об открытии станичных школ». Но и на этот раз никаких официальных указаний или распоряжений вслед за циркуляром не последовало.

Только в 1870 году в Невинномысской была открыта школа, в которой один учитель обучал 15 детей (станица в то время насчитывала 4787 жителей, из них 3037 казаков и 1750 иногородних). Это была типичная для того времени школа, в задачу которой входило научить детей читать Псалтырь и Часослов, писать и считать в пределах четырёх арифметических действий. Среди изучаемых предметов обязательным было знание основ православной веры и христианской нравственности. Каждое утро и после занятий все ученики вместе с наставником шли в церковь на молитву. С введением в школах Закона Божьего необходимость в таких каждодневных двукратных посещениях церкви отпала, занятия начинались и заканчивались чтением молитв непосредственно в школе.

Почти до конца столетия в школах подобного рода не было единой Программы обучения. Количество преподаваемых дисциплин зависело от учителя. Он мог отдавать предпочтение письму, чтению, арифметике и т.д.

Вместе с тем в дело обучения был внесен казачий элемент строгости и требовательности. Категорически запрещались самовольные пропуски занятий. За посещаемостью следило станичное правление, принимая срочные меры, а также штрафуя родителей за пропуски занятий их детьми без уважительных причин. Учитель обязан был наблюдать за поведением учеников не только в школе, но и вне ее. Как наставник он должен был быть терпеливым, требовательным и справедливым, но не слишком строгим к малолетним, чтобы «не отбить охоту к учению». Всякого рода нарушения — провины — влекли за собой наказания: детей ставили коленями на соль, оставляли без обеда, драли уши, сажали в карцер (не более трех часов). В отличие от земских школ России, широко практиковавших наказание розгами, казачат не пороли.

В казачьих школах большое внимание уделялось физическому воспитанию, чему в немалой степени способствовали различные подвижные игры, обязательные в курсе обучения.

Станичное правление содержало школу: обеспечивало её топливом, поддерживало в надлежащем состоянии, оплачивало труд учителя и его прислуги.

Неуклонно назревала и осознавалась потребность в образовании. Убеждая детей в необходимости учиться, взрослые приводили старинную казачью пословицу: «Плохой тот казак, который не надеется стать атаманом». А чтобы стать им, надо знать грамоту. А чтобы знать её, надо учиться. Во второй половине семидесятых годов в Кубанском казачьем войске была сделана попытка ввести всеобщее обязательное начальное образование, в том числе и взрослых, до 30 лет. В 1875 году в Баталпашинском отделе, куда входила и Невинномысская, было около сорока станичных школ и училищ, четыре немецких колонистских и пять сельских школ. Действовали полковые училища Хоперских, Кавказских, Лабинского и Урупского полков, в которых мальчики, помимо общеобразовательных дисциплин, обучались верховой езде, строю, стрельбе, плаванию, хорошим манерам.

Кроме вышеназванных учебных заведений, существовали еще кадетские корпуса и юнкерские училища, в которых были предусмотрены вакансии для детей и казаков из Невинномысской. Казаки-студенты получали стипендии от войскового правления. Во всех школах и училищах дети казаков обучались бесплатно. Бесплатное обучение вовсе не избавляло родителей от крупных расходов на повседневное содержание своих детей. Большинство казачьих сомой, отягощенных военной службой не могло дать своим детям ни среднего, ни, тем более, высшего образования.

Дети состоятельных казаков и иногородних обучались в училищах и даже гимназиях Ставрополя, Екатеринодара, Армавира, Ростова. Но таких в станице было человек 50–70.

Процент грамотности был невысок. Известный исследователь социально-бытового положения кубанского населения Л. Македонов в своей работе «Население в Кубанской области по данным переписи 1897 г.» приводит такие цифры: в станице Невинномысской проживало 8317 человек, из них грамотных мужчин — 1419 человек, женщин — 375 человек.

На рубеже столетий наша станица административно входила в область Кубанского казачьего войска с центром в г. Екатеринодаре и находилась в подчинении Баталпашинского отдела (нынешний г. Черкесск). К этому времени в Невинномысской значительно увеличился удельный вес иногороднего населения, чему способствовали железнодорожная станция, бурный рост предприятий.

Возникла потребность в грамотных рабочих и специалистах, в знающих работниках различных сфер усложнившегося хозяйства.

Школьный бум

В 1901 году правление Владикавказской железной дороги открыло на станции Невинномысской двухклассное училище, в котором обучалось до 90 детей железнодорожников (спустя четыре года оно стало трехклассным).

В том же году товарищество иногородних купило у владельца шерстомойки Лапина два здания за 6 тысяч рублей (по нынешней ул. Фрунзе) и открыло там двухклассное училище для детей иногородних.

К этому времени в станице заметно ощущалась нужда хотя бы в начальном школьном образовании. В 1904 году в Невинномысской насчитывалось не менее 3,5–4 тысяч детей школьного возраста. Обучалось же 300–450 человек, из которых — 25–30 девочек. Материально трудным было и положение учителей, месячная зарплата которых составляла 30–40 рублей.

Нововведения ставшего недавно министром просвещения деятельного графа Игнатьева способствовали развитию школьного дела в России. Стал повышаться социальный статус учителя. Первое десятилетие нового века стало десятилетием школьного бума в стране.

В 1908 году в станице два одноклассных училища были преобразованы в двухклассные с пятилетним сроком обучения. К этому же году станичное правление построило еще две одноклассных школы — (район нынешнего молокозавода) и на Низках, в которых обучалось по 50–70 человек. В этом же десятилетии было открыто и церковно-приходское училище, располагавшееся, правда, в малопригодном помещении — церковной сторожке.

В 1916 году на базе казачьего двухклассного училища с пятилетним сроком обучения открылось высшее начальное училище с четырехлетним курсом. В первый класс здесь принимали по окончании третьего класса начального училища. Объем знаний, полученных в этом высшем училище, можно примерно сравнить с объемом восьмилетнего образования (без иностранного языка) советской школы.

В 1917 году в Невинномысской была открыта прогимназия (в начале 20-х годов она была преобразована в обычную девятилетку ШКМ — школу крестьянской молодежи).

Во время гражданской войны и при белых, и при красных, с небольшими перерывами школа работала благодаря энтузиазму и бескорыстию учителей.

«Грамотный, обучи неграмотного!»

Советская власть в Невинномысской установилась в марте 1920 года. Летом начали работать органы народного образования. За 1920 г. и первую половину 1921 года были налажены занятия во всех существовавших до революции школах, подобраны штаты учителей, или шкрабов (школьных работников), как их тогда называли.

В 1922 году Невинномысскому волисполкому правительственным циркуляром предписывалось вернуть из всех учреждений в распоряжение отдела наробраза всех школьных работников, привести в надлежащее состояние все школьные здания волости, обеспечить их всем необходимым для нормальных учебных занятий. Ставилась главная задача народного образования — ликвидировать неграмотность.

В 1924 году в СССР было создано добровольное общество «Долой неграмотность» (ОДН). В Невинномысской председателем ОДН стал заведующий отделом пропаганды райкома ВКП(б) Г. Петраков. Обучению грамоте подлежали все граждане от 8 до 50 лет.

В эту большую работу вовлекались не только шкрабы, но и все грамотные граждане, в первую очередь комсомольцы. Действовал лозунг «Грамотный, обучи неграмотного!».

В волости было организовано 100 пунктов ликбеза (ликвидации безграмотности), куда пришли многие сотни людей с желанием учиться. Недостатков было много, не хватало письменных принадлежностей, бумаги. Даже керосина для ламп, но столь велико оказалось желание научиться писать и читать, что результаты не могли не сказаться.

Так, Александра Фетисовна Тимонова пришла в ликбез, не зная букв, а через два года уже работала в колхозе учетчиком. Много молодых людей после ликбеза поступили на курсы трактористов, шоферов.

С образованием в Невинномысской райисполкома волостной наробраз реорганизовали в районный отдел народного образования (РОНО), заведующим которого стал А. Тарасенко. Работа по ликвидации неграмотности продолжалась, и к 1930 году научились писать и читать более пяти тысяч человек.

От начального — к семилетнему и далее

К 1935 году в Невинномысском районе было осуществлено всеобщее четырехклассное начальное образование. Теперь на очереди стояло всеобщее неполное среднее семилетнее политехническое обучение. В этом же году школы крестьянской молодежи — девятилетки — были реорганизованы в средние школы-десятилетки.

Для полного обеспечения учительскими кадрами вновь открываемых школ с 1 октября 1938 года стали действовать одногодичные учительские курсы, готовившие учителей начальных классов не только для района, но и для всего Орджоникидзевского края. Работали курсы при образцовой СШ № 1 им. С. М. Кирова, руководил ими С.Мураховский, занятия проводили Антоненко, Ясинский и другие преподаватели школы. В конце июля 1939 года состоялся выпуск, и новый отряд педагогов разъехался по всему краю. Тепло вспоминает сегодня о своих сокурсниках М. И. Ноженко, Галине и Полине Бондаренко, много лет отдавших школе, выпускник курсов Ф. Т. Кутьин. Его учительскую биографию оборвала война, и бывший педагог стал летчиком авиации дальнего действия, трижды орденоносцем.

В 1940 году в Невинномысском районе работали 6 средних и 28 начальных школ, в которых обучались 5400 учащихся.

Во время Великой Отечественной войны все школы района до августа 1942 года работали в нормальном режиме. Занятия были прерваны на период оккупации, но уже к маю 1943 года повсеместно возобновились.

Оккупанты нанесли огромный ущерб школьному образованию, разграбив и уничтожив имущество и оборудование. Дети начали учебу в кое-как приспособленных для занятий помещениях, без нормального обеспечения всем необходимым. Но уже в начале 1944–45 учебного года в городе и районе работали 6 средних, 10 неполносредних, 28 начальных школ, где обучались 5420 учащихся.

В 1947 году, несмотря на ограниченность бюджета, недостаток помещений и кадров, в Невинномысске была открыта вечерняя школа рабочей молодежи №1 (директор А. Стромина). Первоначально количество учащихся было невелико, немногим более 50 человек, но это были в недавнем прошлом воины, участники Великой Отечественной войны, демобилизованные из Советской Армии. В 1948 году пятерым бывшим воинам были вручены аттестаты зрелости. В этом же году в результате разъяснительной работы в ШPM было вовлечено уже более 170 человек, а через год в городе действовали уже две школы рабочей молодежи, в которых обучались 228 человек.

Миновали пятидесятые годы — годы окончательного восстановления разрушенного войной народного хозяйства. В следующем десятилетии начался бурный рост Невинномысска, обеспечивший ему в последующем славу города химиков, энергетиков, шерстяников, приборостроителей. Если в первом послевоенном году за школьные парты во всем районе сели пять с половиной тысяч ребят, то 20 лет спустя один лишь Невинномысск открыл двери 11 средних общеобразовательных дневных и 3 вечерних школ для 10,5 тысяч учащихся. Сегодня же в двадцати городских школах более тысячи учителей дают знания 17570 юным невинномысцам. Но все это — уже новейшая история нашей городской школы. Завершить я хочу одним очевидным выводом.

Еще недавно Невинномысск по праву считался городом-тружеником и играл важную роль в экономическом потенциале Ставрополья. Переболев болезнями нашего времени, таковым он, я верю, и останется. Понятно, что без прочной общеобразовательной базы, создававшейся десятилетиями, он не мог бы иметь три профессионально-технических училища, два техникума, Невинномысский технологический институт, ряд других специальных учебных заведений при не столь уж большом народонаселении. А это значит, что удельный вес знаний в нашем городе хорошо ощущается. И в этом заслуга рядового школьного учителя.

Газета «Невинномысский рабочий», 3 октября 1998 года

Вверх страницы

Rambler's Top100

Хостинг предоставлен Host-KMV.ru

Автор проекта: © 2007-2013 Кузьминов Сергей
Все права защищены законом РФ «Об авторском праве и смежных правах».
Использование материалов без ссылки на «Невинномысскiй хронографъ» запрещено.

Написать письмо автору